28.12.2017 15:46

Качество жизни пациентов после лечения, взгляд специалиста и отклик пациента

Академик РАН, заведующий кафедрой онкологии и реконструктивной пластической хирургии ФГОБУ «ИПК ФМБА России», профессор Игорь Решетов положительно охарактеризовал систему онкологической службы в Костромском регионе и профессионализм медицинских сотрудников областного онкодиспансера. 

Специалист с мировым именем на один день приехал в Кострому для участия в конференции, посвященной перспективам онкологической службы Костромской области. В программе форума значились актуальные вопросы развития службы и маршрутизации онкологических пациентов. 
Обязательной частью визита были консультации сложных больных и общение с профессиональным сообществом. 

«Все движения, которые делаются в области и руководством Костромской области и врачебным сообществом, они очень правильные. Конечно, можно всегда мечтать о еще большем и о еще лучшем, но всегда есть понятие достаточности», - поделился впечатлениями с корреспондентом информационного портала СМИ44 о работе Костромского онкологического диспансера академик РАН, директор научно-клинического и образовательного центра пластической хирургии Первого медицинского государственного университета им. И.М. Сеченова, заведующий кафедрой онкологии и реконструктивной пластической хирургии Института повышения квалификации Федерального медико-биологического агентства, профессор Игорь Решетов. 
Несколько лет он возглавляет Общероссийской Федерации специалистов по заболеваниям органов головы и шеи, активно выступает за создание эффективных междисциплинарных подходов к лечению пациентов. 
Игорь Решетов, академик РАН, директор центра пластической хирургии ПМГМУим. И.М.Сеченова:

 


- Первое, что я увидел, - это очень заинтересованных в своем деле людей. Это самое главное на самом деле. Я за свою немалую профессиональную жизнь сделал очень важный менеджерский вывод: есть человек, а на него можно и аппаратуру купить, и здание построить, еще что-то подтянуть. Поэтому в Костроме, в онкодиспансере есть самое главное – это люди, заинтересованные в хороших результатах работы. И все движения, которые делаются в области и руководством Костромской области, и врачебным сообществом, они очень правильные. Конечно, можно всегда мечтать о еще большем и о еще лучшем. 
 Понятно, что пациенты имеют издержки по доезжанию из районного центра в губернский центр. Понято, что есть сложность реализации программы действий, когда он должен у своего районного онколога под присмотром реализовывать план дальнейшего лечения, составленный здесь, в Костроме. Это те реалии, которые надо пытаться улучшать. 
Но возвращаясь к первому моему тезису, главное, это люди. И здесь, что я посмотрел в диспансере, абсолютно правильно составлен маршрут развития. Но он накладывается на реалии долгостроя второго корпуса, который уже не новый практически ни по проекту, ни по попыткам адаптировать желания помощи абсолютно широкому кругу пациентов. 
Что очень важно в организации службы - это созвучность со временем. За последние 10 лет заболеваемость, стадийность, нозология, они изменились. И надо четко успевать перенастраивать все это под запросы и веления времени. Может, что ни делается, то к лучшему? И еще не введенный корпус теперь можно выстроить с учетом сегодняшних реалий и запросов завтрашнего дня. Если мы будем грамотно использовать арсенал, который у нас есть, то мы принципиально можем перейти через экваториальную зону 50 процентов вылеченных, в сторону 60 - 70 %. 

reshetov03.jpg
- Игорь Владимирович, какие сегодня в отрасли главные показатели по заболеваемости онкологией? Уровень выявляемости, смертности, процент повторных операций?

- Все вместе! И самое главное, сейчас наиболее важным показателем уже становится успешность последующей жизни пациента. То есть показатель трудовой реабилитации, социальной адаптации, показатель сохранения семьи, показатель репродуктивных возможностей уже после лечения. Вот те планки, на которые мы теперь должны работать. 

- То есть параллельно можно сделать вывод, что рак молодеет, получается? 

- Ни в коем случае! Выявляемость растет. Выявляемость растет, потому что происходит тотальное внедрение и доступность, в том числе и по нацпроектам, лучевых методов диагностики. Наконец-то мы «вытащили» самое главное – пороговую стадию – вторую. С первой трудновато. Но здесь, например, ваша Костромская область, она небольшая, всего 600 – 700 тысяч населения. Если взять за основу модель таких государственных систем здравоохранения как в Норвегии или Японии, то можно при разумном вложении, прежде всего, в диагностику и уточняющую диагностику сделать первую стадию вообще превалирующей. 

- Каким образом диагностику? Если в отдаленных деревнях в радиусе 120, а то и больше, километров один фельдшер на всю округу. 

- А сейчас я вам расскажу. Это будет, кстати, очень интересно вашим читателям. В прошлом году я имел поручение от фонда РФФИ (Российский фонд фундаментальных исследований) провести переговоры с японским медицинским научным фондом. Первые полчаса нам сложно было друг друга понимать. И не из-за языкового барьера - мы говорили на английском. Вопрос в том, что эта нация ушла от нас на два десятилетия вперед по продолжительности жизни. И для них главной проблемой является не онкология и не кардиология, а качество и активность жизни человека в возрасте 80+. То есть две составляющие - сохранение когнитивных функций и хорошая физическая активность, значит, у них на первом плане нейронаука и проблема локомоторного аппарата. И как только мы поняли друг друга, я начал задавать вопросы: а что? каким образом? как вам удалось пройти пик 60+и пик 70+, онкологию и кардиологию? 
Ответ заключается в правильной организации и абсолютно японской черте характера - обязательности. Понимаете, если у нас диспансеризация по ряду нозологий раз в три года предусмотрена, у них - два раза в год. Почему японцы генетически ущербная нация по предрасположенности к раку верхних пищеварительных путей (глотка, пищевод, желудок). 

- Почему? 

- Такие они, рождены такими. Это действительно генетически и биологически научно-доказанный факт этих мутаций национальных. Есть определенные признаки вырождения, назовем это так. Но, ведь они это признали! Признали в себе ущербность и стали искать решение проблемы. Вы посмотрите, они подарили миру самую лучшую в мире оптическую эндоскопию, самую лучшую ультразвуковую аппаратуру. И они не отстали по лучевой диагностике. 
В итоге они за двукратный тотальный национальный скрининг имеют возможность картировать все от языка до пяток, видеть минимальные диспластические изменения и санировать их внутрипросветной хирургией с малоинвазивными технологиями и лазером, естественно, с морфологическим очень хорошим контролем. В результате они получили очень «хорошего» хронического предракового пациента. Условно с раком желудка, который за свою долгую жизнь пережил 15-20 операций внутрипросветных за счет того, что богатая страна. 
Вот модель. Это амбициозная модель. Попытайтесь ее реализовать в Костромской области. 

- Хорошая цель. Наши онкологи, практически из операционных не выходят…С появлением новой команды в Костромском онкодиспансере кратно выросло количество проводимых операций. 

- Операционные. Это очень важная, но это поздняя часть. Лучше бы иметь возможность тотального скрининга всего населения области. Создания реального паспорта здоровья гражданина, а не так сказать, реализация общефедеральной проблемы диспансеризации. Почему это важно? Наша Федерации специалистов по заболеваниям органов головы и шеи в этом году уже в пятый раз проводила акцию ранней диагностики. При этом мы смотрим не рак головы и шеи, а смотрим заболевания головы и шеи. 
В основе всего лежит экономика. Скрининг по монопатологии - это убыточная вещь, к сожалению, дающая малый результат. Начинали мы с трех тысяч осмотренных, потом шесть тысяч. В этом году обследование проходили 26 тысяч человек по всей России. Получилось, что в течение пяти лет расклад повторяется. Порядка 25 процентов граждан – носители хронической патологии в органах головы и шеи: полипы, хронические гаймориты, синуситы, лейкоплакии и т д. А рак только у 1%, который тоже повторяющийся оказался. Делать такие зондовые экспедиции, профосмотры из-за одного процента бессмысленное мероприятие. А внимательно смотреть надо за этими «хрониками», которые за декаду 10-15 лет станут раковыми. Их надо лечить, оказывая вторичную профилактику.
Приведу пример в Ростове на крупном предприятии, где работают несколько тысяч человек. Я лично на временном пункте проводил осмотр сотрудников заводоуправления. Это все молодые ребята, но только одному из 10 осмотренных я написал «практически здоров». У всех хронический назофарингит на фоне курения и сидения под кондиционером, ужасные зубы плюс к этому хроническая врожденная патология типа склеенной перегородки с хроническим гайморитом. Понятно, что еще 10 лет они проживут и получат, не дай бог, рак ротоглотки, рак верхней челюсти и т д. Соответственно крайне важно выявление вот этой диспансерной группы и ее активная санация. Здесь, вкладывая копеечку, мы сохраняем не рубль, а миллион. Потому что лечение онкологического больного комбинированного очень финансово затратно. 

- На каком уровне надо принимать решение? Осознание этого должно до кого дойти? 

- До всех! До всех, в том числе, это должна быть инициатива врачебного сообщества и регионального законодательного собрания для реализации такого проекта диспансеризации и такой санации профилактической на опережение, чтобы на декаду опередить болезнь. Эти моменты требуют очень серьезного переосмысления. Потому что с одной стороны есть реальная нагрузка реальных больных, которым нужно помочь сейчас, они до завтра не доживут. Но уже необходимо закладывать на поколения следующие и тогда мы реально сохраним национальное достояние – людей. Потому что все, что мы сейчас ходили - говорили, это стрельба по улетающей стае. Reshetov02.jpg- Игорь Владимирович, вы готовы направлять своих высококлассных специалистов в регионы? Проводить что-то типа Московской недели в Костроме?- Самое плохое - генералов отправлять на передовую. Я считаю, что самая расходная часть – это высокотехнологичного врача посадить на первичную диагностику. То есть, как политическая акция она сработает, а практически - нет. Потому что, находясь по своему основному месту работы, он принесёт гораздо больше пользы. Вопрос в междисциплинарном взаимодействии. В нашей общероссийской организации Федерации специалистов по лечению заболеваний органов головы и шеи 9 специалистов: отоларингологи, эндокринные хирурги, онкологи, нейрохирурги, другие специалисты.Основная задача в правильной коморбидности, в междисицплинарной маршрутизации, потому что онкологи не являются врачами первого контакта. Врачами первого контакта являются все, кто угодно, кроме онкологов. И как только на этом первом контакте происходит растяжка во времени с попыткой верификации, уточняющей диагностики, не дай бог попытка лечения с ухудшением планового прогноза, можно получить перевод из начальной стадии в распространенную. Мы хотим, чтобы больной получал самый высокий уровень специализированной помощи. Раз мы гарантируем высокотехнологичную помощь по онкологии, то и по ортопедии он тоже должен ее получить высокотехнологическую, и по реабилитации. Нужно замыкать в круг специалистов и каждый должен сделать, отыграть эту партию по высшему разряду! Когда на одного больного направлены усилия сразу нескольких специалистов, тогда и пациент выиграет. Вот это наше понимание междисциплинарности. 

 

- Скажите, пожалуйста, на сколько благотворительные фонды различные вам в помощь? 


- Мы все всегда приветствуем. Но опять же это помощь какому-то одному пациенту. Это не системная работа. Слава богу, что такие фонды существуют. Но онкология сильная тогда – когда есть система. Вы не представляете, я каждый день вынужден подключаться к ситуациям уже возвратных рикошетом больных после леченных заграницей пациентов. Эти люди не понимают одного: они становятся субъектом медицинского бизнеса и, как говорится, ничего личного, никаких эмоций. Об этом тоже надо людям говорить. Разные категории обращаются: и богатые, и бедные, и сироты. Я им пытаюсь донести, что проконсультироваться – хорошо, препараты взять у гарантированного поставщика - пожалуйста. Но не становитесь тюбетейкой, на которой деньги зарабатывают. И естественно разница, даже лечение по платным медицинским услугам. В России на порядок, на два дешевле, чем в Германии, Швейцарии, Корее, Америке. При этом там - никаких гарантий. Иногда поражаешься цинизму и бессовестности менеджеров, занимающихся платными медицинскими услугами какой-нибудь университетской клиники или частного центра. Перед ними носилочный больной, а они: «Возьмем! Возьмем!». И люди собирают деньги, чтобы поехать. Ну зачем заниматься спекуляцией с комментариями: «Вот в Англии взялись и помогли! Я здорова!». А потом через месяц - в деревянном макентоше. Сложная тема, очень болезненная. Но она будет, к сожалению…- Игорь Владимирович, в ходе вашего визита в Кострому, может быть коротко, но Вы смогли оценить состояние и уровень оснащенности нашего онкодиспансера, профессионализм наших докторов, каков он? - Он хороший. Самое главное у наших коллег очень хорошая школа – они прошли военно-медицинскую академию в Санкт-Петербурге. А там основной парадигмой является: маршрутизация, этапность и сортировка. Если они эти три принципа будут соблюдать, то все будет прекрасно. И второе. Осознание своего уровня как центра специализированной медицинской помощи с элементами высокотехнологичных методов и добросовестная реализация. И, конечно, завязка на модную сейчас IT-медицину, телемедицину с возможностью опять же быстрого выявления патологий. В какое из учреждений возьмут больного с короткой очередью, где есть специализированность, кто-то лучше делает одно, кто-то другое, третье и так далее. Эта совокупность, конечно, будет давать улучшенные результаты уже и нынешним страдающим пациентам. 


- Спасибо большое за интересный разговор, Игорь Владимирович. И в завершении беседы попрошу Вас дать совет. Как не допустить встречу с онкологом как можно дольше? - Встречи с онкологом не надо бояться. Вопрос в том, чтобы действительно из мифической заботы о своем здоровье она стала реальной. Она складывается из ежедневных привычек, она складывается из доступности диагностических средств, возможности получения санаторно-курортного лечения, займитесь спортом, живите активно. Навязанная услуга никогда не будет успешной. Она должна быть востребованной. И тогда спрос и предложение сойдутся в одном, и будет результат. 

- Просто любить себя и не бояться? 

- Конечно! Жизнь любить!

 

Источник статьи


Отзыв читателя на эту статью

Большая удача в жизни Владимира Александровича  Кутилина. Решетов - хирург от Бога!!!! Светило по челюстно- лицевой.. У отца 11 часов была операция и мы с мамой видели как он возвращался. Потный, шапочкой лицо вытирал, усталый...  С живота брали пласт на руку, с руки на лицо... 12 лет назад видела очереди к нему со всей страны...Он потрясающий!".

 

Изменено 28.12.2017 18:11
Яндекс.Метрика